RussianEnglishFrench
Член Ассоциации Европейского Бизнеса
Член Ассоциации
Европейского Бизнеса




Галерея "Les Oreades - Ореады"
Москва, Крымский Вал, ЦДХ.
Вход со стороны парка искусств
тел.: 8(499) 238-02-17 (офис)
+7(916) 242-01-69
gallery@lesoreades.ru



Дом Творчества "Романово" Ярославская область,
г. Тутаев - левая сторона - Романово
Покровская плошадь д. 8
Тел: +7(903)826-51-10
vtutaev@pisem.net



АВРОРА. Вывоз произведений искусства за границу.
АВРОРА.
Вывоз произведений
искусства за границу.











     

к списку пресс-релизов

ПРЕСС-РЕЛИЗЫ

21.04.2006

"Когда я пишу акварелью цветы...". Алла Белякова.

«Я люблю поэзию, люблю музыку. Когда я пишу акварелью цветы. Стремлюсь, чтобы они были так же прекрасны, как поэзия, как музыка. Вот сколько в них красоты! Вот они какие! Хочу, чтобы все, что я напишу, было изысканно, прекрасно. Это моя мечта».

А.М.Белякова – из альбома «Алла Белякова», М., 2003

На пороге нового, XXI века нельзя не задуматься о том, какова была духовная жизнь века уходящего, нельзя не подвести некоторые итоги развития отечественной культуры. Начался XX век с мощного взрыва, произошедшего во всех областях художественного творчества, причем в России он был особенно плодотворен.
"Верба с красными цветами". Бум. акварель.

«Серебряным веком» русской культуры назовут этот период искусствоведы, литературоведы и культурологи, которые будут единодушны в том, что наша страна в 1890-1900-е годы по достижениям в сфере искусства выходит на первое место.

Врубель и Серов, «мирискусники» и Борисов-Мусатов, мастера «Голубой розы» своими высоко одухотворенными образами продемонстрировали этот взлет применительно к живописи и графике. А затем наступил период великих экспериментов русского авангарда, когда порой чисто формальные задачи выдвигались на первый план. Но поиски эстетически прекрасного и возвышенного не были вытеснены новыми проблемами, ведь о «духовном в искусстве» думал Кандинский, создавая свои абстракции, и в то же время продолжали писать свои поэтичные произведения К.Петров-Водкин, П.Кузнецов, М.Сарьян, А.Фонвизин и другие замечательные художники. Желание творить подлинно высокое и прекрасное не было убито и в страшные годы, последовавшие за революцией и приведшие к «сталинщине». Многие мастера предпочли замкнуться в своем внутреннем мире и работать так, как повелевает совесть, нежели подчиниться догмам официальной идеологии.

Сейчас, когда устранена политическая цензура и социальный заказ, художественное творчество оказалось перед другой опасностью — опасностью вседозволенности и коммерциализации. Место догм соцреализма заняла поп-культура, разрушающая художественный образ, изгоняющая из искусства то, без чего оно превращается в нелепый абсурд — способность вызывать у человека «катарсис», то есть очищение. В этих условиях особое значение приобретает творчество художников, продолжающих служить Красоте и Добру. Именно к ним относится заслуженный деятель искусств РФ Алла Михайловна Белякова — подлинная хранительница традиций «серебряного века».

А.М.Белякова родилась в 1914 году в семье, которая принадлежала к высшему служилому дворянству. Уже в детстве она была окружена той культурной средой, которая помогла ей выработать прекрасный вкус, что скажется затем в ее искусстве. И несмотря на то, что девочкой она живет в Туркестане, где ее отец работает сначала наркомом просвещения, а потом какое-то время одним из организаторов ирригационной службы, через книги и музыку мир прекрасного становится для нее родным.

Высшего образования А.М.Беляковой получить не удалось. Этому помешали и ее происхождение, и трагическая судьба отца, ставшего жертвой сталинского режима, Однако в начале 30-х годов, окончив конструкторские курсы, ей удается переехать в Москву, где скоро Белякова начинает работать в архитектурных проектных организациях. Видимо, если бы будущая художница остановила свой выбор на архитектуре, она бы и в этой области добилась успехов.

И вот в 1939 году молодого перспективного архитектора направляют на трехгодичные курсы повышения квалификации при Московском архитектурном институте. Окончить эти курсы Беляковой помешала Отечественная война, но не прошло даром то, что она слушала лекции таких энциклопедически образованных профессоров, как А.Г.Габричевский, А.А.Сидоров, Н.И.Врунов. Сфера искусства благодаря им делается еще более притягательной. С А.Г.Габричевским судьба сведет Белякову более тесно, когда после эвакуации она начнет работать в Академии архитектуры. Человек необыкновенно яркий, артистичный, сам успешно занимающийся рисунком и живописью, тонко разбирающийся в музыке, Габричевский вводит Белякову в круг музыкантов. Начинается ее общение с Г.Г.Нейгаузом. Среди людей, оказавших на нее влияние, Белякова называет также библиомана, знатока поэзии конца XIX — начала XX века Б.Г.Макеева, через которого происходит знакомство с С.Т.Рихтером, и архитектора Р.М.Смоленскую, посоветовавшую Алле Михайловне заняться живописью у А.В.Фонвизина. Белякова знакомится в то время и с В.В.Софроницким, страстной поклонницей искусства которого она с этой поры останется на всю жизнь.

Но, конечно, определяющей в судьбе А.М.Беляковой стала встреча с Артуром Владимировичем Фонвизиным. Увидев у Р.М.Смоленской акварели художника, она решает учиться у него. С группой своих коллег Белякова организует кружок и уговаривает Фонвизина преподавать в нем. Преподавание велось следующим образом: Фонвизин садился рядом с учениками, поправлял их работы, рассказывал и показывал, как нужно писать акварелью.

«Мы видели, как работает мастер,— вспоминает А.М.Белякова,— какими приемами добивается он свежести и виртуозной легкости в своих листах». Кружок из архитекторов, который организовала Белякова, долго не просуществовал. Многие из архитекторов, привыкшие к отмывкам, не понимали смелой и свободной фонвизинской манеры. Художник выразил желание продолжать уроки с Н.В. Дмитраш, Е.С.Чаус и, конечно же, с Беляковой, которая так увлеклась акварелью, что спустя некоторое время оставила архитектуру, посвятив себя целиком изобразительному искусству. А.М.Белякова быстро овладевает техникой акварели.

Уже листы, датированные 1948 годом, отмечены легкостью и раскованностью. Следуя наставлениям своего учителя, Белякова не делала и не делает до сих пор подготовительного рисунка карандашом, ибо, как говорил Фонвизин, рисунок и свободная акварельная живопись никогда не совпадают. Рисунок, действительно, несколько сковывает, мешает художнику импровизировать на бумаге. А уже начиная с первых листов, Белякова дает простор своей фантазии, причем для этого ей совершенно не надо обращаться к каким-то выдуманным сюжетам. Самые простые мотивы — ваза с цветами, фрукты, лежащие на столе, стеклянная или глиняная посуда, березы над прудом — наполнены у художницы романтической преображенностью, поскольку она подбирает цвета для создания выразительной колористической гармонии, подобно тому, как композитор подбирает ноты.

Надо сказать, что произведениям Фонвизина была свойственна музыкальность образа, качество, которое он приобрел еще в начале века, будучи участником «голуборозовского» движения, ведь мастера «Голубой розы» стремились средствами живописи вызывать музыкальные ассоциации. И эту особенность Белякова перенимает у своего учителя. Кроме того, ее знакомые — великие музыканты Г.Г.Нейгауз, В.В.Софроницкий, С.Т.Рихтер — помогают постичь тайны самого совершенного из искусств. И можно сказать, что в лучших работах Беляковой звучит музыка.

Художница говорит: «Я люблю поэзию, люблю музыку. Когда я пишу акварелью цветы, стремлюсь, чтобы они были так же прекрасны, как поэзия, как музыка. Вот сколько в них красоты! Вот они какие! Хочу, чтобы все, что я напишу, было изысканно, прекрасно. Это моя мечта!».* Действительно, цветы у Беляковой живут какой-то особенной, романтической жизнью. В ее работах этого жанра конца 40-х — начала 50-х годов цвет интенсивен, напряжен, мажорен. Все строится на выразительных контрастах, куда порой вводится бархатисто-черное. И не случайно такие произведения вызывают одобрение учителя. Недаром на многих из них начертана его рукой цифра 5. Вне всякого сомнения, Белякова стала любимой ученицей Фонвизина. Подтверждение тому — та прочная дружба, которая на много лет связала их. И как результат, появились 50 портретов, написанных учителем со своей подопечной.

Усилиями друзей в 1954 году в фойе театра «Ромэн» была устроена первая персональная выставка Беляковой. Выставка имела успех в среде ценителей искусства, благодаря им она стала известна Р.Р.Фальку, который после просмотра экспозиции подошел к Беляковой, представился ей и предложил брать у него уроки. Около двух лет Алла Михайловна занималась в мастерской Фалька, которого совершенно справедливо считает вторым после Фонвизина своим учителем.

Под влиянием этого удивительно мудрого, философичного по складу своего дарования художника Белякова начинает интересоваться выразительностью живописного пространства, которое строится ею отнюдь не иллюзорно, а создается нюансировкой цвета. Постепенно ее палитра делается не столь интенсивной, как в более ранних работах. Колорит теперь строится на сближенных отношениях, а образ, не теряя своего романтически одухотворенного характера, приобретает большую глубину, наполняется рефлексией человеческих чувств и переживаний. Видимо, от Фалька идет и то желание добиться живописными средствами большей вещественности изображаемого, которое вместе с тем не разрушает в произведении музыкального начала, не делает его прозаичным.

Мне кажется, что именно благодаря урокам Фалька Белякова смогла расширить диапазон своего искусства — создать порой задумчивые, порой грустные по настроению пейзажи, а в портретах добиться емкой психологической выразительности. В целом же органичный сплав творчески воспринятого опыта двух крупнейших русских художников XX столетия превратил Аллу Михайловну Белякову в неповторимого мастера акварельной живописи, ведь только на основе глубоко осмысленных великих традиций может рождаться подлинное искусство.

Посвящая данное издание акварелям Беляковой, нельзя не сказать о еще одной области творчества художницы — цветной литографии, которой она увлеклась в 50-е годы. В отличие от акварелей, мир ее литографий подчеркнуто фантастичен, сказочен. Эта сказочность определяет мотивы «новогодних поздравлений» — изящных миниатюр, выполненных в этой технике. То же качество присуще и большим литографиям, где мастер целиком погружается во власть воображаемого, и тогда возникает «Сказка» (1964), навеянная произведениями Ш.Перро, или «Лето» (1960-е годы) с волшебными бабочками, или, наконец, изящная наездница (1967).

Мотив последней литографии явно подсказан искусством А.В.Фонвизина, так как цирковые всадницы — одна из любимых и разрабатываемых им (правда, в акварелях) тем. Причем у Фонвизина это не конкретное воспроизведение циркового действа, а фантазия, повод к созданию поэтической метафоры.

Добившись свободного владения техникой работы с камнем, в 1962 году ученица увлекла ею своего учителя. Она предложила Фонвизину сделать вдвоем серию автолитографий, и в результате возник интересный цикл работ — плод совместного творчества Фонвизина и Беляковой. Фонвизин специально для литографии делал рисунок. Затем Белякова воспроизводила его на литографском камне и подбирала к нему красочную гамму, стараясь сохранить излюбленные учителем нежные, рождающие лирические настроения тона. При переводе на литографский камень Белякова дополняла рисунок Фонвизина деталями воображаемого пейзажа или интерьера. Поэтому закономерно, что на большинстве этих листов стоят подписи обоих авторов. В них есть присущая Фонвизину увлеченность вымыслом, грезой, одновременно здесь виден и артистизм во владении литографией, умение использовать все возможности этой техники, что как раз свойственно Беляковой.

По целому ряду причин литографии Фонвизина и Беляковой не были тиражированы. Алле Михайловне удалось отпечатать и сохранить лишь по нескольку оттисков с каждого из более чем тридцати сюжетов. Они разошлись отдельными листами по частным собраниям, и лишь художественный музей Читы приобрел полный комплект этих произведений. Хотелось бы, чтобы вслед за изданием, публикующим акварели Беляковой, появился бы альбом с воспроизведением данного цикла — выдающегося явления в отечественном эстампе.

Заканчивая наш разговор о творчестве Аллы Михайловны Беляковой, хотелось бы сказать, что и сейчас она много работает. Ее акварели последних лет столь же свежи по чувствам, музыкальны по ритмам, неожиданны по пластическим и композиционным находкам. Но самое главное в них — красота и одухотворенность, качества, без которых невозможно подлинное искусство.

Алла Михайловна Белякова. Акварель. Литография. Каталог выставки.- М., 1990.- С. 2.

Заслуженный деятель искусств РФ, доктор искусствоведения, профессор М.Ф.КИСЕЛЕВ

Алла Михайловна Белякова скончалась 19 апреля 2006 года.
И в памяти почитателей ее таланта навсегда останется неповторимым мастером прекрасной как поэзия, как музыка, акварельной живописи.

На звездном небе, в созвездии Дева горит звезда, имя ее - Алла Михайловна Белякова.
Зарегистрирована 31.12.2004. (Координата восхождения 182,76935, Координата склонения 8,86354, величина-16)




© 2017 Les Oreades
gallery@lesoreades.ru    тел.: (499) 238-02-17, 238-60-66